Стойкость Годовой отчет 2016

Рассчитываем только на себя

Говорят, дома и стены помогают. Респектабельный особняк начала прошлого века на ул. Элизабетес, где расположена штаб-квартира ABLV Bank, соседствует с домом, где родился отец исполнительного директора банка Эрнеста Берниса. Для него, потомственного рижанина, важно жить среди своих. По его словам, это дает тонус, придает твердость духа. С темы стойкости и начался наш разговор.

Что вы лично вкладываете в понятие стойкости?

Для меня это качество в большей степени связано с выдержкой, долгосрочностью намерений, стратегическими целями. Быть стойким — это не скакать по жизни от проекта к проекту, а последовательно идти к основной цели. А на этом пути, конечно, случаются как приятные события, так и трудности.

Стойкость, как правило, означает способность сопротивляться и проявляется при неблагоприятных обстоятельствах. Чему банк сопротивлялся в 2016 году?

В первую очередь самому себе.

Неожиданно…

Обычно все думают, что вектор стойкости должен быть направлен наружу, но твердость духа кроется в первую очередь внутри. Да, условия работы поменялись, в частности ужесточились требования в сфере соответствия. И чтобы им соответствовать, надо перестраиваться внутренне. Многие организации не могут с этим справиться, начинают менять руководство, ключевых сотрудников. А мы смогли — адекватно оценили ситуацию внутри себя, поняли и приняли тот факт, что нам надо меняться. Если посмотреть, сколько процессов пришлось трансформировать, от сотрудничества со сколькими клиентами пришлось отказаться, то эти перемены можно назвать довольно радикальными.

Поэтому стойкость — это в том числе качество, которое помогает сохранить хорошие и изменить потенциально проблемные аспекты в ходе адаптации к новым условиям.

Такие требования предъявляются банку впервые в его истории?

В части регулирования, связанной с системой соответствия, да. За всю нашу историю мы несколько раз проходили довольно серьезные внутренние изменения. И, как ни странно, всегда справлялись собственными силами. Это как раз и характеризует стойкость организации. Последний пример — кризис 2008–2010 годов, когда мы серьезно корректировали свою работу: улучшали управление рисками, разбирались с проблемами кредитования, корректировали стратегию.

Приходится ли вам идти на подобное и сейчас?

В какой-то мере. Мы долго специализировались на таких видах деятельности как обслуживание зарубежных клиентов, финансирование проектов в Латвии, торговля ценными бумагами. Теперь мы видим, что нам нужна более глубокая специализация на обслуживании определенных типов зарубежных клиентов. Это ляжет в основу стратегии на ближайшие годы.

Каким образом в этих непростых обстоятельствах вам удалось поставить в прошлом году исторический рекорд по прибыли?

Во многом прибыль — это отражение проделанного за пару лет до этого. В любом случае наша бизнес-модель показала свою силу. Мы смогли отказаться примерно от каждого пятого клиента, чем существенно снизили свои риски. Мы сожалеем обо всех отношениях, которые прекратили, но в нынешних условиях это необходимый шаг.

Такое давление связано с обслуживанием нерезидентов?

Оно связано со всеми клиентами, но в основном с зарубежными. Вырос уровень требований, поменялись правила со стороны государства. А если от нас ожидают такого, то и мы вынуждены поднимать планку требований для клиентов. Здесь у каждого из них появляется выбор: кто-то не готов, у кого-то есть более легкие пути, кто-то обещает, но не может справиться и т. д. Но большая часть клиентов все-таки справляется и относится к повышенным требованиям с пониманием.

Не превратят ли такие повышенные требования финансовые учреждения в некое подобие следственных органов?

Если бы наш разговор состоялся лет десять назад, наверное, я бы сказал, что да. Но сейчас нам остается только следовать такому регулированию. На банки возложены многочисленные дополнительные функции. И мы обязаны их выполнять вне зависимости от того, нравится нам это или нет.

Какие резервы банка вы задействуете на данном этапе?

Во-первых, финансы. У нас прекрасное финансовое состояние, которое мы не растрачивали даже в так называемые «тучные» годы. Поэтому у нас есть все необходимые резервы как по капиталу и ликвидности, так и по возможности совершать те расходы, которые нам сейчас необходимы.

Свое финансовое состояние мы не растрачивали даже в так называемые «тучные» годы.

Во-вторых, персонал. На сегодняшний день более 15% коллектива нашего банка — специалисты сферы соответствия. У многих ведущих банков мира похожие показатели: от 10 до 18%. Я не устаю повторять, что у нас один из самых квалифицированных в Латвии банковских коллективов. Что самое важное — нашим сотрудникам не чужды ценности нашей организации и корпоративной культуры в целом. Последние пять лет мы создавали не менее 50 новых вакансий в год и заполняли их теми претендентами, в которых видим потенциал и желание развиваться, учиться и набираться опыта вне зависимости от возраста.

Вы упомянули отменное финансовое состояние, что подтверждает рекордно высокий коэффициент отдачи на капитал. Ваш показатель за прошлый год превысил 27%, в то время как в отчетах западноевропейских банков коэффициент по большей части составляет около 5%. За счет чего вы планируете сохранять доходность и впредь?

Мы очень трезво подходим ко всему, чем занимаемся. Если мы выбираем какой-то род деятельности, то хотим стать одним из лидеров. Во всех сферах бизнеса группы ABLV мы достигаем впечатляющих результатов. Но при этом мы не хватаемся за все подряд.

Например, мы охотно финансируем строительство коммерческих объектов, но не жилья. Почему? Потому что цикл кредитования коммерческого объекта составляет до 20 лет после сдачи в эксплуатацию. Рискуя сегодня, мы имеем возможность получать доход в течение многих лет после запуска проекта. С жилым фондом ситуация сложнее. Если проект станет успешным, то в течение года после его сдачи все будет распродано — мы получим небольшую плату за существенный риск. Мы не считаем это целесообразным, поэтому не готовы заниматься такими проектами. Безусловно, финансирование коммерческой недвижимости тоже сопряжено с рисками, но у нас всегда имеются накопления от доходов с других объектов, которые служат «подушкой безопасности».

Немалую роль в достижении хороших результатов играет эффективная организация труда. По всем основным линиям бизнеса у нас годами разрабатывались системы мотивации. Нашим людям не безразличны результаты их труда.

У банка также большой портфель ценных бумаг, но бытует мнение, что это создает дополнительные риски. Как вы считаете, можно ли оценивать надежность банка по этому показателю?

Я думаю, что надежность банка в первую очередь следует оценивать по таким показателям как достаточность капитала, достаточность показателя ликвидности, прибыльность банка, отсутствие каких-либо ограничений на деятельность: как прямых, так и косвенных. Считаю, что это главные характеристики надежности банка. А умение управлять большим портфелем ценных бумаг — это наше ноу-хау, которое мы создавали последние 20 лет.

Говоря о ценных бумагах, в прошлом году биржа Nasdaq назвала ABLV Bank в числе лучших в Балтии по отношениям с инвесторами. В чем вы видите свою заслугу?

Нас отметили за комплексный и последовательный подход к раскрытию информации: публикацию пресс-релизов, отчетов и т. д. Мы учились на примере ведущих мировых банков — анализировали их способы работы с информацией. Поскольку мы являемся крупнейшим участником биржи и оборот наших облигаций один из самых значительных, мы не можем не уделять должного внимания отношениям с инвесторами.

В прошлом году группа ABLV открыла представительство в США. Это был больше имиджевый шаг или бизнес?

Мы открыли представительство одной из своих дочерних компаний. Нам в первую очередь были нужны компетентные в сфере соответствия специалисты — местные профессионалы, знающие американские стандарты, которые отличаются от европейских. Они также помогают нам выстраивать отношения с регуляторами и другими участниками рынка: американскими банками, брокерскими компаниями.

При проведении долларовых операций очень часто возникают различные вопросы в сфере рисков соответствия. Поэтому считаем разумным иметь компетентных специалистов внутри наших собственных структур.

Не этот ли фактор сыграл решающую роль и в открытии дочернего банка в Люксембурге?

Многие наши клиенты проводят активные операции через нас, а пассивные — через швейцарские, люксембургские и другие банки. Еще много лет назад мы задались вопросом — почему бы нам не предложить альтернативу?

В Люксембурге более совершенное законодательство в плане предоставления определенных финансовых услуг, защищеннее среда. И чуть больше четырех лет назад мы получили банковскую лицензию для ABLV Bank Luxembourg. Все эти годы мы развивали там направление private banking — спектр услуг по управлению активами, индивидуальными портфелями клиентов.

Сейчас мы начинаем задумываться об обслуживании в том числе люксембургских компаний, но принадлежащих нашим сегодняшним клиентам. Наши целевые регионы остаются прежними, нам достаточно нашего текущего рынка, его потенциал до сих пор огромен.

Где регулирование жестче: в Риге или Люксембурге?

Смотря, о чем идет речь. Например, в плане индивидуального управления клиентскими портфелями, классического private banking, фидуциарных операций Люксембург имеет накопленный десятилетиями как законодательный, так и регулятивный опыт и желание этим заниматься. Также в Люксембурге действует режим избежания двойного налогообложения, и список стран в разы шире, чем в Латвии.

Экономисты зачастую упрекают латвийские банки в невысоком вкладе в экономику. Вы с этим согласны? Какой вклад группа ABLV вносит в латвийский бюджет и развитие экономики в целом?

Мы являемся одним из крупнейших налогоплательщиков среди банков Латвии. Мы активно кредитуем, и подавляющая часть нашего кредитного портфеля — именно латвийские проекты. Также мы развиваем рынок капитала — в прошлом году кроме выпусков своих облигаций мы успешно участвовали в двух выпусках облигаций других участников. В рамках группы развивается бизнес по недвижимости, и скоро с нашей помощью Рига получит новый деловой квартал. Мы всегда создавали новые рабочие места, даже в самое трудное время.

К тому же, будучи по сути банком с латвийским капиталом, мы максимально используем местные ресурсы. Это и IТ-разработки, и продукты, и поставщики. Мы зарабатываем на обслуживании зарубежных клиентов, получаем доход по ценным бумагам со всего мира, а прибыль расходуем по большей части в Латвии.

А в производство вы тоже инвестируете?

Мы готовы этим заниматься, нам это интересно. Мы трансформировали свой фонд прямых инвестиций в закрытое акционерное общество — компанию AmberStone, AS. Организовали подписку на капитал, который сейчас составляет 35 миллионов евро. Эти деньги используются для реализации производственных проектов в сельском хозяйстве, фармацевтике; капитал компании также задействован в сферах медицины, деревообработки и гостиничном бизнесе. И все эти проекты реализуются в Латвии, а большая часть инвесторов компании — наши зарубежные клиенты.

Высшее руководство ABLV Bank (слева направо): Эрнест Бернис, CEO, Александр Паже, CCO, Марис Каннениекс, CFO, Роланд Цитаев, CIO, Олег Филь, председатель совета, Эдгар Павлович, CRO, Роман Сурначёв, COO, Вадим Рейнфельд, dCEO

Какую роль, по-вашему, финансовая система играет в обществе и какой должна быть банковская отрасль, чтобы содействовать общественному развитию?

Главная задача любого бизнеса — работать по закону и платить налоги. Для крупного бизнеса дополнительно существует понятие социальной ответственности. И тут речь не только о благотворительности.

Например, пять лет назад мы с удивлением обнаружили, что в Латвии практически отсутствует независимое экономическое мнение — национальный экономический институт или исследовательский центр, где можно было бы получить экспертную оценку по развитию экономики, демографии, экспорта или импорта, платежного баланса и т. д. Поэтому мы выразили готовность найти возможность и поддержать проект национального научно-исследовательского центра долгосрочными заказами. Так появилась экспертно-аналитическая организация Certus. Имея возможность планировать проекты на два–три года вперед благодаря поддержке, Certus привлекает к работе квалифицированных экономистов, исследователей, ученых. Теперь в Латвии есть возможность размещать заказы на исследования, причем не только по финансовой или банковской сферам. Для нас это стало большим вызовом, но это один из примеров социальной ответственности.

Какие люди способны произвести на вас впечатление? Что вы больше всего цените в окружающих?

Внимательность. Настойчивость. Способность как слушать других, так и отстаивать свою точку зрения. Умение учиться. Ту же стойкость.

А что включает в себя формула стойкости?

Способность не испытывать жалости к себе. Если говорить о банке, то наша формула стойкости в первую очередь основана на видении себя как независимой организации. Да, нам предъявляют требования, но то, каким образом их выполнять, определяем только мы сами. Второй элемент нашей стойкости — надежда в первую очередь на собственные силы и знания. Это к тому же позволяет не утрачивать трезвого взгляда на вещи.

Что лично вам помогает выстоять на этом длинном пути?

Мне помогает чувство ответственности. Я ответственен перед государством — за организацию, которой руковожу; я ответственен перед своим коллективом, потому что у многих есть ожидания, планы; я ответственен перед своей семьей. Это осознание и дает необходимые силы.

Умение управлять большим портфелем ценных бумаг — это наше ноу-хау, которое мы создавали последние 20 лет.

Тяжело нести такой груз?

Я разделяю его со своими коллегами-руководителями. Большинство из них начинали с простых должностей и работают в банке уже почти 20 лет, и каждый из них проделывает очень большую часть общего труда. Конечно, иногда мы горячо спорим, но всегда находим компромисс во имя общего дела. Умение прийти к соглашению укрепляет организацию изнутри и вселяет уверенность в правильности выбранного пути.

Содержание

Творческая группа: Арнис Артемович, Эрнест Бернис, Янис Бунте, Екатерина Колесина, Сергей Мазур, Юлия Сурикова, Роман Сурначёв, Анна Целма, Илмар Ярганс
Менеджеры проекта: Екатерина Колесина, Юлия Сурикова, Анна Целма
Интервью: Роман Голубев, Дэги Караев, Екатерина Колесина, Лива Мелбарзде, Сергей Павлов, Татьяна Фаст, Илмар Ярганс
Авторы текстов: Винсент Аламартин, Леонид Альшанский, Янис Бунте, Занда Зилгалве, Марис Каннениекс, Екатерина Колесина, Михаил Пономаренко, Айвар Рауска, Даце Руките-Кариня, Роман Сурначёв, Тимур Чжоу, Марк Шпунгин, Анна Целма
Финансовая часть: Айя Даугавванага, Агнесе Лусе, Сандра Майоре
Фотографии: Улдис Бертанс, Янис Вартс, Сергей Гречка, Янис Дейнатс, Кристофер Карлаускис, Екатерина Колесина, Валт Клейнс, Инга Кундзиня, Марис Лочмелис, Кристине Мадьяре, Антон Марченко, Айгар Речс, Гатис Розенфелдс, Андрей Строкин, Эвия Трифанова, Анна Целма, Кришьянис Эйхманис, Нилс Вилнис, Adobe Stock, iStock, FTA, LETA
Корректура: Светлана Васильева, Татьяна Самуленкова
Дизайн: Улдис Бертанс, Айвис Лизумс, Валтер Хорст, LETA
В сотрудничестве с Anonymous Publishing, SIA
Все права защищены Законом ЛР об авторских и смежных правах.
Перепубликация без предварительного разрешения ABLV Bank, AS запрещена.