Стойкость Годовой отчет 2016

Соответствие — ценнейшие знания

В прошлом году клиенты особенно остро почувствовали, что банки начали задавать намного больше вопросов, чем раньше: чаще требуют пояснительные документы и без полной информации отказываются осуществлять сделки. Что изменилось в сфере соответствия и как в такой ситуации поступать клиентам? На эти и прочие вопросы отвечает заместитель исполнительного директора ABLV Bank Вадим Рейнфельд.

Более строгие требования, выдвигаемые к банкам, — глобальная тенденция или характерная только для Латвии особенность?

Это глобальная тенденция. Принципы регулирования банковской деятельности за последние годы существенно изменились. Если раньше достаточно было соблюдать определенные правила, то сейчас этого мало — важно стремиться добиться цели, которая удовлетворит регулятора; а если достигнуть этой цели все же не получается, то выполнением формальных требований защитить бизнес не удается. Сейчас для банков тихой гавани не найти нигде в мире.

Эксперты по соответствию упоминают такое явление как regulation by examination, когда банк узнает о соответствии или несоответствии своей системы управления рисками только во время проверки. Даже если ревизия успешно пройдена, а потом окажется, что какой-либо клиент подверг банк повышенному риску, то учреждение могут ожидать штрафы и ограничения.

Одна из целей, которую преследует регулятор, — добиться, чтобы финансовая система не использовалась для преступных целей. Если какой-либо клиент совершит преступную сделку в банке, это значит, что цель не достигнута. Поэтому сегодня рисковый аппетит сильно сократился, но я верю в принцип, что «строгие законы» долго не живут. Сейчас время перемен, и в ближайшие годы интенсивность регулирования нормализуется.

Что послужило причиной этих перемен?

Причины стоит искать в политике. Очевидно, все еще имеет значение идея о том, что банки должны обществу за кризисы прошлых лет. И тут встают философские, но принципиальные вопросы: где пролегает граница ответственности банков или любого другого предприятия частного сектора за действия своих клиентов; должен ли банк отвечать за то, что клиент преступил закон? На мой взгляд, нет. Банку следует отвечать только за исполнение своих обязанностей. Ведь никто не спорит с тем, что производитель не несет ответственности за использование своей продукции, будь то нож или автомобиль, в противозаконных целях. К банкам в этом плане большие ожидания, можно сказать, порой неисполнимые.

И все же, если благодаря более строгим требованиям к банкам общество в целом чувствует себя безопаснее, возможно, они оправданы?

Здесь надо отметить, что «финансовый отпечаток» в особо тяжких и опасных преступлениях, в том числе в зачастую упоминаемом терроризме, совсем небольшой.

Эти преступления совершаются не на банковских счетах, так что финансовое поведение потенциального преступника может практически не отличаться от действий законопослушного клиента. Поэтому усиленный финансовый мониторинг не столь эффективен в предотвращении таких правонарушений.

Среди преступлений, находящихся в центре внимания в последнее время, следует упомянуть также мошенничество, коррупцию, контрабанду и налоговые преступления. Задача банков — быть компетентными в выявлении преступной деятельности, зная особенности, характерные для деятельности и географии целевых клиентов банка.

Учитывая то, что для экономики России и других стран СНГ латвийская финансовая система более 20 лет была своего рода «воротами» во внешний мир, именно латвийские банки накопили уникальный опыт, и, по-моему, это одна из самых больших ценностей нашей финансовой отрасли. У других стран этот опыт существенно меньше, поэтому роль Латвии как торгового и финансового центра сохраняется и будет расти. Здесь партнеры чувствуют себя более уверенно как во время самой сделки, так и в дальнейшем — риски намного меньше.

И каков ущерб от повышенных требований соответствия к банкам?

К сожалению, больше всего страдает законопослушный клиент. Для него все происходит медленнее и дороже. Как обычно в подобных ситуациях, «хороший платит за плохого». Приходится отвечать на множество вопросов, подавать дополнительные сведения о сделках, появляются сложности с открытием счетов, процесс затягивается и требует дополнительных вложений. Зачастую приходится привлекать экспертов, ведь клиент сам не обладает знаниями в вопросах соответствия, а приватбанкир может лишь задавать вопросы, по закону не имея права подсказывать клиентам правильные ответы.

Говорят, если правила изменились одинаково для всех, то нет оснований для возмущения. В целом сами банки от этого не выигрывают: увеличивается объем работы и сопряженные расходы, снижается рентабельность. А недовольство клиента направляется, в первую очередь, в сторону банка, а не тех, кто внедряет подобные требования. Все это не идет во благо бизнесу, но такова реальность нашего мира. Иногда можно видеть, что банки больше конкурируют в сфере соответствия, чем других аспектах своего бизнеса. И выигрывает тот банк, который может быть более удобным, одновременно не подвергая себя и клиента слишком большому риску.

Каково оптимальное решение в ситуации, когда повышенные требования к банкам являются неизбежной реальностью?

Банк в некотором роде схож с производством, у которого есть свой технологический процесс, и «творческий подход» работников иногда может принести потери всем вовлеченным сторонам. Поэтому мы продолжаем усовершенствовать свои внутренние процессы, создаем единую позицию банка по многим важным для соответствия ситуациям, чтобы сотрудникам были известны четкие и ясные требования, а также чтобы обеспечить стабильное и неизменно высокое качество услуг.

В среде высоких рисков, где зачастую правит страх, расплывчатые формулировки правил приводят к чрезмерным требованиям и к тому, что даже хороший клиент «по умолчанию» становится подозреваемым со всеми вытекающими последствиями. Если же критерии четкие и конкретные, в идентификации рисков будет также проще использовать технологические решения. Это позволяет нам выработать уникальный навык и сократить издержки, а вместе c тем и общую стоимость финансовых услуг. Мы понимаем, что для клиента выполнение требований банка также требует ресурсов, и именно в этом мы видим возможность стать эффективнее.

Как в этой ситуации ABLV Bank организует сотрудничество с клиентами?

Мы считаем своей миссией защищать интересы клиентов, приумножать их капитал и помогать осуществлять коммерческую деятельность. Первое, что можем сделать: быть предсказуемыми и понимающими партнерами. Мы руководствуемся принципом, согласно которому запрос банковских документов и информации происходит не по вольному выбору и не в свободной интерпретации сотрудника, а по выбору и методике банка. Клиенты это понимают и предоставляют необходимую информацию и документы.

В отраслях и географиях высокого риска презумпция невиновности в сфере соответствия не действует, а наоборот — недостаток доказательств зачастую считается доказательством недостатков.

К сожалению, в отраслях и географиях высокого риска презумпция невиновности в сфере соответствия не действует, а наоборот — недостаток доказательств зачастую считается доказательством недостатков. Поэтому особое значение имеет способность клиента объяснить экономическую суть своей деятельности, чтобы предотвратить подозрения. Это особенно важно для клиентов, которые в своей деятельности используют юридические структуры, зарегистрированные в странах с низким уровнем регулирования.

Заместитель исполнительного директора ABLV Bank Вадим Рейнфельд выступает на конференции Intax Expo Russia 2016 в Москве

А если клиент не сотрудничает?

Конечно, клиент может не раскрывать требуемые сведения. В этом случае пути банка и клиента расходятся. За прошедший год мы ограничили оказание услуг или прекратили отношения с теми клиентами, которые по каким-то причинам не выразили готовности быть с нами достаточно открытыми. Урегулирование базы клиентов приводит и к сокращению общего объема бизнеса. Но сейчас можно сказать, что процесс завершен.

Как показывает опыт, клиенты, «прогулявшись по рынку», видят, что в банках требования схожи, и возвращаются к сотрудничеству с нами.

Как показывает опыт, клиенты, «прогулявшись по рынку», видят, что в банках требования схожи, и возвращаются к сотрудничеству с нами.

Что еще следует учитывать клиентам?

Как я уже говорил, приватбанкир не имеет права давать клиенту советы в выполнении требований соответствия, подсказывать ответы, но, задавая вопросы, может и должен подтолкнуть клиента к мыслям о том, как лучше поступить, чтобы стать безопасным и понятным для банка и своих партнеров. Наши специалисты могут ознакомить клиента с известными примерами международной практики, а в сложном случае мы можем порекомендовать наиболее опытных экспертов — юристов и налоговых консультантов.

Клиенту стоит продуманно выбирать используемые юридические структуры. Для международной торговли и других видов активной деятельности хорошим решением является предприятие, основанное в Латвии, ведь в этом случае заметно сократятся затраты на банк и многие формальности.

В мае 2016 года ABLV Bank заключил административный договор с регулятором — Комиссией рынка финансов и капитала (КРФК). Как вы расцениваете этот факт?

Заключенный административный договор — это значимое достижение как для банка, так и для регулятора. Несмотря на то, что согласно этому договору банк уплатил приличный штраф, положительно то, что в результате соглашения мы пришли к единому взгляду на требования соответствия.

Еще хочу добавить, что в деятельности клиентов банка не констатировано случаев отмывания денег. Все упреки в наш адрес были связаны с недостаточным контролем над сделками клиентов в отдельных случаях. К сожалению, в предыдущие годы требования к изучению и документированию сделок не были достаточно детальными.

Обслуживая клиентов из стран СНГ на протяжении более 20 лет, латвийские банки накопили уникальный опыт

Вскоре после административного договора последовал аудит процессов управления рисками соответствия…

Независимая оценка рисков соответствия проводилась международными консалтинговыми компаниями практически во всех банках Латвии. Была проделана масштабная работа: свыше четырех недель в банке работала команда из десяти человек, на английский язык были переведены тысячи страниц нормативных и технических документов. Результатами мы довольны, а также получили ценные рекомендации, которые уже в существенной части реализованы. На клиентов происходившее заметно не повлияет — рекомендации в основном касаются организации внутренних процессов. Самое важное — этот шаг дал как нам самим, так и нашим деловым партнерам чувство надежности в отношении качества наших программ AML. Замечу, что в будущем, согласно закону, подобная оценка рисков соответствия будет проводиться раз в полтора года.

Содержание

Творческая группа: Арнис Артемович, Эрнест Бернис, Янис Бунте, Екатерина Колесина, Сергей Мазур, Юлия Сурикова, Роман Сурначёв, Анна Целма, Илмар Ярганс
Менеджеры проекта: Екатерина Колесина, Юлия Сурикова, Анна Целма
Интервью: Роман Голубев, Дэги Караев, Екатерина Колесина, Лива Мелбарзде, Сергей Павлов, Татьяна Фаст, Илмар Ярганс
Авторы текстов: Винсент Аламартин, Леонид Альшанский, Янис Бунте, Занда Зилгалве, Марис Каннениекс, Екатерина Колесина, Михаил Пономаренко, Айвар Рауска, Даце Руките-Кариня, Роман Сурначёв, Тимур Чжоу, Марк Шпунгин, Анна Целма
Финансовая часть: Айя Даугавванага, Агнесе Лусе, Сандра Майоре
Фотографии: Улдис Бертанс, Янис Вартс, Сергей Гречка, Янис Дейнатс, Кристофер Карлаускис, Екатерина Колесина, Валт Клейнс, Инга Кундзиня, Марис Лочмелис, Кристине Мадьяре, Антон Марченко, Айгар Речс, Гатис Розенфелдс, Андрей Строкин, Эвия Трифанова, Анна Целма, Кришьянис Эйхманис, Нилс Вилнис, Adobe Stock, iStock, FTA, LETA
Корректура: Светлана Васильева, Татьяна Самуленкова
Дизайн: Улдис Бертанс, Айвис Лизумс, Валтер Хорст, LETA
В сотрудничестве с Anonymous Publishing, SIA
Все права защищены Законом ЛР об авторских и смежных правах.
Перепубликация без предварительного разрешения ABLV Bank, AS запрещена.